Формат: PDF (9,2 MB), 68 стр.
Канули в Лету несколько четырехлетий, отсчитывающих периодичность старейших и самых известных в мире спортивных состязаний, а моя австралийская приятельница до сих пор с восхищением вспоминает о летних Олимпийских играх в Сиднее, пришедшихся на раннюю весну южного полушария в 2000 году. Независимо от времени года каждый второй день по утрам она плавает в открытом олимпийском бассейне. Я, проведя в Сиднее три недели, не упускала возможности присоединяться к ней. Вставала рано, уже при свете зари, под хохот кукабарр натягивала купальник, заворачивалась в полотенце и садилась в машину, где меня ждала подруга. Мы приходили в бассейн спустя минут десять после открытия (в 6 утра), но я с трудом отыскивала более-менее свободную дорожку, где плавали только пенсионеры — не так быстро, как остальные. А Сидней поразил, прежде всего, необыкновенной любовью горожан заниматься физкультурой. Казалось, только немногочисленные туристы прогуливались по городу, все сиднейцы бегали в свободное от работы, учебы, еды и океана время.

Рядом с главным объектом нынешней Олимпиады, стадионом Маракана, судьба подарила мне случай побывать тоже. Пеле был первым и, пожалуй, единственным футболистом, о котором я знала с детства: «король футбола». Именно этот факт повлиял на выбор прогулки по Рио-де-Жанейро. Выйдя из метро и пропустив мимо поток сосредоточенных горожан, мы со спутниками огляделись. Огромное, перехваченное синими балками сооружение оправдало ожидания. Ближе подойти к нему мы не решились, не только из боязни потерять великолепный обзор. По улицам города мы гуляли с опаской — и веря предупреждениям путеводителей, и встречая нелюбезные взгляды крепких молодых людей.

В день закрытия летних Олимпийских игр 2016 года наш сентябрьский номер уже будет поглощен сервером типографии. Будут ли ко дню выхода журнала в свет говорить о рио-де-жанейрской олимпиаде так же эмоционально, как о бразильском февральском карнавале, например? Однако упомянуть тривиальную мысль о том, что спорт начинается с физкультуры, самое время.

«У вас в городе почти нет толстых людей», — заметила моя подруга из Монреаля. Это было после длинной августовской прогулки по Цюриху, во время которой я старалась показать город сверху, предлагая подняться на встречающиеся башни и высотки, откуда открывалась великолепная панорама. На третью башню двадцатилетняя дочь подруги подниматься отказалась, сославшись на усталость. Шутить над ней мы не стали. Каждый выбирает для себя свою дорогу — длинную, горную, извилистую, приятную, трудную, восхитительную. Главное, чтобы было о чем вспомнить и помнить еще долго-долго, преодолев даже небольшую ее часть.

А вот о важном элементе, улучшающем путнику дорогу — обуви, в том числе швейцарской спортивной, мы расскажем вам в сентябрьском номере.
Left
Right
Made on
Tilda